ЭЗОП. Ксанф, во имя всех богов! Я самый великий поэт Греции… Я способен соблазнить твою жену… В конце концов ты еще дойдешь до того, что скажешь, будто я не кажусь тебе таким уродливым.
КСАНФ. Да, и на самом деле ты не такой, это сущая правда! За то время, что мы находимся вместе, я лучше рассмотрел тебя , твои черты… Я увидел, что у тебя классический нос, линия рта одухотворенный рисунок твоих бровей, твое изящество… Твоя красота сложная, редка, из тех, которую могут оценить только люди с самым изысканным вкусом. Ты прекрасен! Ты Аполлон!
ЭЗОП (вспыхивая). Ксанф, выпей море. Все до капли… но даже и это не послужит тебе наказанием за твое бесстыдство. Посмотри хорошенько на меня! Я – Аполлон: Я?!.
КСАНФ. Возможно я немного преувеличил. Но…
ЭЗОП. Я уродлив! Слышишь ли ты меня? Уродлив до того, что мне хочется плакать, когда я вижу свое отражение. Я ужасен, чудовищен… Я сын гидры, химеры, минотавра, я сын всего самого уродливого, что когда-либо создала чудесная Греция.
КСАНФ (умоляя, с рыданием). Мой дом… мой дом!
ЭЗОП. Не обманывай себя… Мое уродство не мешает некоторым людям чувствовать сострадание ко мне… и симпатию, и даже любовь. А знаешь почему? Потому что есть люди столь же уродливые изнутри, как я уродлив снаружи. Выпей море, Ксанф, чтоб утопить в нем все уродство твоей души!

ГИЛЬЕРМЕ ФИГЕЙРЕДО. пьеса ЛИСА И ВИНОГРАД (ЭЗОП)

Комментарии запрещены.

Яндекс цитирования